Антропология этики: Человек 6 глава

Любопытно направить внимание, что в первом столетии нет упоминаний об участии христиан в посте.[1080] Послания в Новеньком Завете не упоминают пост, как рекомендацию к христианской практике (даже в таких блоках, как Рим 14, Кол 2 роль в посте не упоминается). В Палестине все еще сохраняется практика роли в посте (ср. Деян 13:3; 14:23). В эллинистических Антропология этики: Человек 6 глава церквях практика постов отсутствует (два варианта упоминания Павлом поста носит только автобиографический нрав, 2Кор 6:5 и 11:27).

Н.Т. Райт лицезреет, что в данный период пост для евреев имел отношение к ситуации, в какой находился Израиль, а конкретно к пребыванию в плену. Он также был памятью о смерти Храма. Обетования Антропология этики: Человек 6 глава Захарии о том, что посты об­ратятся в празднички, реализуются только, когда Господь возвратит благополу­чие Собственному народу. «Могут ли поститься сыны чертога супружеского, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься…» (см. Мф 9:15). Другими словами, вечеринка в разгаре, а на свадьбе с постными лицами не посиживают Антропология этики: Человек 6 глава. Это не «учение» о «религии» либо «морали» и не нескончаемая правда. Это утверждение об эсхатологии. Время исполнилось, плен сзади, и же­них пришел. Инсценированный Иисусом знак (пир заместо поста) дела­ет приметным для людей его притязание на то, что израильская надежда реализуется в его служении. Он Равви Антропология этики: Человек 6 глава который «ест и пьет» (Мф 11:19). Некие люди так привыкли жить в плену, что они не могли услышать известие об освобождении.[1081]

Для чего благословлять голодных? Это вышло поэтому, что Иисус пришел возвестить о мессианском пире. Он приготовлен, и благословенны те, кто придет на него голодным, придет с величайшей нуждой в неслыханном Антропология этики: Человек 6 глава воздаянии. Неудовлетворенные обманчивыми благами сегодняшнего века, они сущность те, кто хочет пира, позвать их на который может только Бог.

Совместное принятие еды всякий раз служило доказательством принадлежности к данной группе людей. За пределами семьи люди предпочитали разговаривать за столом с людьми такого же круга. Совместная трапеза равных крепила Антропология этики: Человек 6 глава систему социальной стратификации, а рассредотачивание мест за столом подчеркивало статус каждого гостя. На пир приглашались гости, равные в соц, экономическом и религиозном смысле, т.е. те, от кого можно было ожидать ответного приглашения. Используя братские трапезы как средство разрушения статусов и иерархий, Иисус, исходя из убеждений высших слоев общества, подрывал Антропология этики: Человек 6 глава базы социальной стабильности.[1082]

«Вот человек, обжора и запивоха, друг мытарей и грешников», гласили об Иисусе.[1083] Чтоб осознать, что делал Иисус, когда ел с «грешниками», необходимо держать в голове, что на Востоке и до настоящего времени приглашение поделить трапезу рассматривается как оказание чести, заверение в стремлении к миру, доверие Антропология этики: Человек 6 глава, братство и прощение; короче, общность застолья - это и общность в жизни.[1084] Предательство, неверность по отношению к человеку, с которым был преломлен хлеб, рассматривалось как особо подлое грех. Точь-в-точь как правитель Агриппа I в символ того, что он прощает впавшего в немилость полководца Силаса, велит пригласить его к собственному Антропология этики: Человек 6 глава столу.[1085] А именно, у евреев общность застолья означала и общность перед Богом, т.к. она устанавливалась благодаря тому, что каждый участник трапезы, принимая кусочек преломленного хлеба, становился участником благодарственной молитвы, произнесенной владельцем дома над караваем хлеба. Потому и трапезы Иисуса с мытарями и грешниками - это не только лишь действия на публичном Антропология этики: Человек 6 глава уровне, не только лишь выражение необыкновенной человечности, социальной открытости и сострадания презираемым; их смысл поглубже: это выражение миссии и вести Иисуса (Мк 2,17), эсхатологические трапезы, предварение торжественной трапезы спасенных в конце времен (Мф 8,11 пар.)

***

Аскеза. Аскетизм(от греч. ασκεσις — упраж­няющийся в чем-либо) — сначало подготовка атлетов к состязаниям (трени­ровка); потом Антропология этики: Человек 6 глава — рвение к доброде­тельной жизни и борьба с пороками и дур­ными привычками.[1086]

В наши деньки развитый аскетизм вос­точных религий нередко противопоставляют эгоизму, материализму и гедонизму западного мира. Вправду, для ре­лигий Азии свойственны презрение к ма­териальному и такая концепция духов­ности, которая, став образом Антропология этики: Человек 6 глава жизни, по­срамляет западных христиан. Постоян­ный бдительный настрой, последний аске­тизм и простота муллы, гуру и факира превосходят хоть какой западный эталон аскетизма и духовности. Многие счита­ют, что индусы настроены на молитву бо­лее, чем хоть какой другой люд, и что вся их жизнь состоит из молитвы .Факир Антропология этики: Человек 6 глава живет только на милостыню и глубоко презирает мирские блага. Санньясин повсевременно странствует — его жизнь проходит вне общества. Все эти люди вполне по­святили себя священному. Другие вели­кие религии Востока — буддийская и зороастрийская, религии Китая и Япо­нии — также присваивают огромное значение аскетизму и созерцанию. Некие запад­ные Антропология этики: Человек 6 глава католики, практикующие созер­цательную жизнь, вступили в диалог со святыми людьми Востока, стремясь углубить свое осознание духовности.

Граница, отделяющая моральную теологию от ас­кетической, довольно неопределенна, тогда как различия меж последней и магической теологией часто вооб­ще не признаются. В особенности очевидно это проявляется в принятом подразделении аскетической Антропология этики: Человек 6 глава теологии на очистительную, просвещающую и соединяющую. Путь очищения, которое делает акцент на очи­щении души от всех тяжких грехов, сближает аскетическую теологию с мо­ральной, а путь объединения, в задачку которого заходит обретение единства с Бо­гом, полностью включает магическую тео­логию. Остается только путь просвеще­ния, т.е. практического Антропология этики: Человек 6 глава воплощения положительных христианских добродете­лей. И все таки это тройное подразделение аскетической теологии было безогово­рочно принято еще во времена Фомы Аквинского, хотя истоки ее всходят к Августину и даже к еще больше ранешней эре христианской богословской мыс­ли. Потому мы не ошибемся, если бу­дем осознавать аскетическую Антропология этики: Человек 6 глава теологию в самом широком смысле, а конкретно как учение о христианской дисциплине и духовной жизни.

Базы аскетической теологии зало­жены в Новеньком Завете, в словах Иисуса к тому, чтоб взять «крест свой» и следовать за Ним (Мк 8:34). Нагорная проповедь, в какой сформулированы принципы, соответст­вующие такому стилю жизни, заверша­ется призывом Антропология этики: Человек 6 глава к серьезному соблюдению этих правил (Мф 7:13-27). Сюда заходит также призыв к неизменному бодрство­ванию (Мф 24:42; 25:13) либо к тому, что­бы «пребывать» во Христе, как сказано в Ин 15. Ап. Павел схватил данную тему, призывая к самодисциплине (1Кор 9:24-27), проповедуя отказ от стиля жизни «ветхого человека» ( Еф 4:22) и умерщвление плоти (Кол 3:5) и Антропология этики: Человек 6 глава требуя, чтоб христиане жили по духу (Рим 8; Гал 5). Примеры схожих требований можно найти в посланиях Иако­ва, Иоанна и Петра. Новый Завет совершенно точно свидетельствует о том, что христианская жизнь — это дисциплина и борьба, а по­беда в этой борьбе обеспечивается благо­датью Бога либо Св. Духа.

Когда христианство Антропология этики: Человек 6 глава стало гос религией Римской им­перии, духовный и нравственный им­пульс ранешнего периода мученичества сохранился и по­лучил развитие в монашеском движе­нии. Конкретно ему предначертано было стать подлинным домом аскетической теоло­гии в протяжении большей части по­следующей церковной истории, вдох­новляя творчество отцов-пустынников, Василия Величавого, также Антропология этики: Человек 6 глава представи­телей восточной духовной традиции, а позже — средневековой монашеской традиции, следуя по стопам Августина.

Но многим из монашества казалось не достаточно отдавать ценность духовному, они стали третировать, а поточнее увечить второстепенное. В надежде обрести духовное прозрение и прощение у Господа, получить блаженство на небесах, они по своей воле подвергали Антропология этики: Человек 6 глава себя «подвижничеству во славу Божию» - самым жестоким лишениям и истязаниям. Некие монахи практиковали такие формы подвижничества, как практически полный отказ от еды, ношение томных цепей-вериг, отдание себя на съедение гнусу и комару и т.д. Нередко такие самоистязания переходили все разумные пределы. Узнаваемый святой, аскет Симеон Столпник Антропология этики: Человек 6 глава несколько месяцев жил закопанный по шейку в землю, а позже провел более 35 лет на вершине восемнадцатиметровой колонны - столпа. Отшельник Аммон был известен тем, что с начала отшельничества никогда не раздевался и не умывался. [1087]

Позволение причинять людям страда­ние, в том числе и себе, «потому что страдание полезно» (как у Марло Антропология этики: Человек 6 глава безумец Тамерлан похвалялся тем, чго он «бич Божий») — означает, конечно, не нарушить планы Бога, но добровольно занять в этих планах роль беса. Если вы совершаете его работу, вы должны быть готовы принять положенную ему плату.[1088] Каждый знает, что пост — это нечто совершенно другое, чем пропустить обед случаем либо по Антропология этики: Человек 6 глава бедности. Пост утверждает волю по отношению к аппетиту — чему заслугой твёрдость нрава, а опасность — гордость. Невольный же голод подчиняет как аппетит, так и волю Божественной воле, являясь поводом к проявлению покорности и подвергая нас угрозы мятежа, делая из средства цель.

Аскетическая теология как в узеньком традиционном смысле, так и в Антропология этики: Человек 6 глава более рас­ширенном, включающем богатую про­тестантскую традицию, в сути со­ставляет ту часть моральной и пастыр­ской теологии, которая ставит собственной целью возрождение в духе изначальной про­стоты как всей Церкви, так и ее членов, также глубочайший духовный опыт и ис­тинную праведность. В таком понима­нии аскетическая Антропология этики: Человек 6 глава теология — это теоло­гическая дисциплина, нужная для настоящей деятельности Церкви. Аске­тизмом внутреннего мира Макс Вебер на­зывает применение высвобожденной религиозным аскетизмом энергии в про­фессиональном труде, что в особенности поощ­ряется кальвинизмом.[1089]

Аскетическая теология, независимо от нрава течений, содержит в себе несколько общих тем: (1)подчеркивание значения Божьего Антропология этики: Человек 6 глава призвания и, соответственно, благодати Божьей, позволяющей вести христиан­ский стиль жизни; аскетическая теоло­гия в ее главных формах — не пелагианство и не законничество; (2) требова­ние отринуть грех и следовать в повсе­дневной жизни тем правилам, которые большая часть членов Церкви расценива­ют как применимые и исполнимые для каждого Антропология этики: Человек 6 глава верующего; это требование обычно относится к буквальному следо­ванию нравственным предписаниям Нового Завета; (3) призыв к умерщвлению плоти и угнетению плотских желаний, к та­ким формам самодисциплины, которые не связаны с неоплатонической дуалисти­ческой антропологией (данная тема и пре­дыдущая составляют путь очищения); (4) призыв следовать за Христом и усво­ить Антропология этики: Человек 6 глава для себя те добродетели, о которых Он гово­рил; (5) призыв к отречению от собственной во­ли ради воли Божьей как акт радикаль­ной веры, при этом часто это осуществ­ляется в форме подлинного воззвания либо вторичного деяния благодати (путь просвещения); (6) надежда на то, что благодаря уединенной молитве и благочестивому сосредоточению Антропология этики: Человек 6 глава мыс­лей на Боге можно стать поближе к Нему и пережить Его в духе как «живое слово» (анабаптисты) либо даже как божествен­ного жена (церковная традиция, напр. Иоанн Креста). Это — путь соеди­нения. Хотя все нареченные темы могут стать основанием для последнего индиви­дуализма в поисках личного совершен­ства Антропология этики: Человек 6 глава, более дальнозоркие предста­вители этой традиции, вспоминая о том, что все верующие в Христа составляют единое Тело Христово, делали груп­пы единомышленников, чтоб вкупе стремиться к общей цели в надежде на то, что рвение к личному совершен­ству приведет к более ревностному слу­жению целокупному Телу Христову (см Антропология этики: Человек 6 глава.,напр., Фенелон).[1090]

5.3.3. Медицина, экология и наука

Говоря о триаде в отношении к телу, нужно сейчас сказать о триаде в отношении вещественного, как области имманентного. Отношение к здоровью тела, сохранение природы и о месте техники.

***

Медицина.[1091] Традиция толкования притчи Иисуса о хорошем самарянине (Лк 10:30-37) заложила основательный фундамент для значения всей системы здравоохранения Антропология этики: Человек 6 глава в христианской культуре. В течение, по последней мере, 17 веков христианская церковь в целом будет считать заботу о соц здравоохранении своим братским долгом и подлинным ответом на евангельское благовестие. Даже и после Французской революции, когда утвердятся такие понятия, как «гражданская больница» и «право гражданина на докторскую помощь», христианские общины Антропология этики: Человек 6 глава как и раньше будут считать своим правом-долгом не оставлять без помощи хворого не только лишь в порядке «замещения» штатского общества в странах, все еще остающихся слаборазвитыми, да и сначала как «свидетельство» того хотимого Христом братства со всяким, кто мучается. Если каждый нездоровой в евангельском видении—это «Christus patiens Антропология этики: Человек 6 глава» (Христос страждущий), то доктор в этом смысле—тот, в ком мы могли бы признать «Christus servus» (Христа служащего).[1092]

Медицина и этика всегда дополняют друг дружку. Подходя к медицине и здоровью человек всегда определяется совокупой этико-религиозных ценностей личности. Конкретно по этой причине роль доктора не исчерпывается проведением физической терапии Антропология этики: Человек 6 глава, но — о чем напоминают нам и кодексы проф этики — содержит в себе и людскую помощь нравственного порядка. Так, предпосылкой многих заболеваний служит этически грешный выбор.

Имеется четыре компонента здоровья, которые пересекаются вместе и дополняют друг дружку: органический, психически-умственный, экологически-социальный и этический. Органические заболевания и их предпосылки изучались Антропология этики: Человек 6 глава с самого начала, психологические и интеллектуальные заболевания (объекты психиатрии и психопатологии) завлекли внимание позже, энтузиазм к социально-экологическому компоненту появился совершенно не так давно, но его все более следует принимать во внимание, так как в наши деньки с повсевременно растущей опаской говорится об ухудшении экологии как об угрожающем факторе Антропология этики: Человек 6 глава для здоровья, ибо на данный момент уже наблюдается резкое повышение числа «экологических» болезней и встречается больше проблем на пути сотворения обходимых для человека критерий жизни.

Нереально провести этические ориентиры в биомедицинской области и вообщем заниматься биоэтикой, не уяснив для себя, какого рода ценностью является тело человека и в каком отношении Антропология этики: Человек 6 глава находятся меж собой тело и дух в единой людской личности. Уже школа Кос в V веке до н.э. в труде «Места в человеке» напоминала, что «природа тела — это начало мед мышления». Всякий доктор интуитивно знает, что, приближаясь к телу хворого, он, на самом деле, приближается к его Антропология этики: Человек 6 глава личности и что тело хворого — это не некий «объект» мед либо хирургического вмешательства, но «субъект».[1093]

Историю дела к телу можно разглядеть как перед лицом 3-х разных концепций природы человека: дуалистическая, монистическая и персоналистическая модель.

Дуалистическая концепция своими корнями уходит в греческое мышление, которое в ту отдаленную эру было космоцентрическим: центром Антропология этики: Человек 6 глава имеющейся действительности был космос—упорядоченный мир, в каком материя как иррациональная и роковая стихия, переменная, слепая и неопределимая, подчинялась божественным идеям высшей и обратной ей природы и в определенном смысле формировалась ими. Действительность дуалистична и трагична сама по для себя, и человек представляет собой «случай», выражающий эту напряженность меж Антропология этики: Человек 6 глава миром вещественным и миром безупречным и божественным. В платонической концепции таковой подход сводит свою мораль в рамки органицистической концепции абсолютного Страны, где он доходит даже до оправдания эвтаназии тяжело нездоровых взрослых, осуществляемой при помощи докторов.[1094] У Аристотеля схожая дуалистическая концепция смягчается, но стопроцентно не исчезает.

Но античности знакомы и другие голоса Антропология этики: Человек 6 глава, которые утверждали неприкосновенную ценность людской жизни в очах доктора (Гиппократ и Гален) либо высшую ценность ее для штатских властей (Цицерон), свидетельствуют о том, что всегда была этика почтения отдельного человека, не признававшая чисто инструментального взора на его телесную природу.

Чтоб ознакомиться с другой формой антропологического дуализма в обозначенном Антропология этики: Человек 6 глава смысле, необходимо обратиться к Декарту, Мальбраншу и Лейбницу, жившим в эру триумфа рационализма. Для Декарта тело едино с душой непосредственно и на физическом уровне, через посредство эпифиза, но оба начала отличаются одно от другого по собственной сути и по собственной ценности: тело — это механизм, и учить его должны науки Антропология этики: Человек 6 глава о механике и природе; дух — это сознание, то, что присваивает ценность человеку. Тело имеет очевидно выраженное инструментальное значение, и Декарт не лицезреет в этом трудности для человека в плане его действий, как нет ее, скажем, во отношениях меж рабочим и его машиной.

Мальбранш еще больше увеличивает этот Антропология этики: Человек 6 глава дуализм, утверждая, что дух даже конкретно не управляет телом как своим инвентарем либо механизмом. Разделение меж ними таково, что Мальбранш обязан призвать Бога для согласования телесной жизни с жизнью духовной в процессе зания и в практической деятельности (окказионализм). Лейбниц прибегает к концепции предустановленной гармонии меж духовной и физической сутью человека для Антропология этики: Человек 6 глава устранения идеи неизменного вмешательства Бога, но при всем этом подчеркивает тот же структурный дуализм.

Конкретно этот гиперболизированный дуализм, сейчас уже принадлежащий прошлому, вызвал к жизни материалистический монизм, который стал рассматривать определенные психологические либо духовные процессы как отражения телесной структуры.[1095] Материалистическая и монистическая теория была выработана Марксом и его Антропология этики: Человек 6 глава последователями, а именно, неомарксистами Сартром и Маркузе с их редукционистским и политическим видением тела. Традиционный марксизм ставил тело в зависимость от вида и общества, неомарксизм нацеливает его на вторую, более индивидуалистическую революцию. Тело исчерпывает всю совокупа человека. «J’existe топ corps»[1096] — утверждает Сартр, и весь его опыт, — и то, чем Антропология этики: Человек 6 глава человек является в себе, и то, что человек черпает из опыта с другими, — сущность его телесная природа и телесный опыт. Для Маркузе, который не стремится к периодическому мышлению, приблизительной установкой служит взор, что тело, будучи средством, является также и местом освобождения. Вновь завладеть своим телом — означает высвободить людскую личность Антропология этики: Человек 6 глава от структуры подначального труда, присущей буржуазному и промышленному обществу, от навязанной морали, от института брака и сделать тело пристанищем наслаждения, игры и выражением всего того, чем оно может быть. Эти идеи были изложены сначала в его работе «Эрос и цивилизация» (1955). Тело должно быть освобождено от средств, от логоса Антропология этики: Человек 6 глава закона и от общественного принуждения. Как наступит это освобождение, оно станет отправной точкой для появления нового общества. К этой политико-революционной полосы примкнуло 1-ое феминистское движение, восходящее к Симонс де Бовуар (Beauvoir) и ее известной работе «Le deuxuimc sexe» («Второй пол»), которая имела и продолжает иметь огромное воздействие в области отстаивания Антропология этики: Человек 6 глава сексапильной свободы, в борьбе за контрацептивные средства, аборт, добровольческую стерилизацию и т.п

Персоналистическая концепция, имеющая базовое значение исходя из убеждений всей этики телесной природы человека и этических заморочек сексапильности и медицины, развивалась под воздействием многих причин в разные моменты истории богословской и философской мысли.

Духовная душа Антропология этики: Человек 6 глава есть субстанциональная форма тела. Для св. Фомы только такая интерпретация вправду учитывает единство людской деятельности, которая всегда является физически-духовной, и исключает апории дуализма. Конкретно благодаря этому тело, осуществляющее свою деятельность, обладает собственной субстанциональной формой. Ибо для того, чтоб действовать, необходимо быть, и чтоб действовать спецефическим образом, необходимо существовать спецефическим Антропология этики: Человек 6 глава образом, владеть определенной природой. Принцип, в силу которого тело обладает определенной природой, а тем и определенной деятельностью, — это субстанциональная форма.

Вывод из всего того, что мы произнесли, можно свести к последующим словам Габриэля Марселя: «То, что присуще моему телу, не существует само по себе и не может существовать само по себе Антропология этики: Человек 6 глава»[1097]. Не будет ошибкой сказать, что «я - это мое тело», если только не вкладывать в эти слова исчерпающего смысла, утверждая, что мы являемся только телом. Полностью правомочно заявить также, что «у меня есть тело», если только не считать тело просто объектом.

Проблематика, относящаяся к коммерциализации тела человека, в философскую Антропология этики: Человек 6 глава перспективу должна учесть антропологический и этический нюанс. Ответ на вопрос, может ли тело человека быть продуктом либо продуктом, подлежащим обмену, вероятен только после того, как будет определено, что такое тело и какой ценностью наделяется телесная природа.

Разговор о «рынке» в отношении тела человека подразумевает внедрение таких категорий, как «вещь Антропология этики: Человек 6 глава», «объект», «собственность». Рынок и купля-продажа имеют дело с благами и объектами принадлежности. Если тело является не собственностью «человека», а бытием и воплощением людской личности, оно не может рассматриваться как продукт, подлежащий обмену. Если тело — не объект, а «субъект», то оно приобретает достоинство, нескончаемо превосходящее «вещь». Тело человека и Антропология этики: Человек 6 глава вещь делит онтологическая и отменно неизмеримая пропасть.

На таковой философской базе складывается негативное отношение к превращению тела в продукт. Тело, владея настоящей, присущей ему ценностью, не имеет цены. На этом тезисе основывается, с одной стороны, запрет на рассмотрение тела субъектом как объекта договора, с другой — невозможность для любых Антропология этики: Человек 6 глава третьих лиц использовать его как объект сделки.

И поэтому, если тело человека как ценность не имеет «цены», т.е. не подлежит продаже, единственной возможностью «обмена» становится «дар», вписывающийся только в рамки безвозмездности, солидарности, альтруизма, и когда идет речь о живом теле, может быть установить условия, связанные с согласием и защитой Антропология этики: Человек 6 глава субстанциональной целостности донора, как это предписывается этикой пересадки органов.

Коротко мы можем свести воедино персоналистическое и человеческое представления о значении тела в последующих выражениях: пространственно-временное воплощение, персональная дифференциация, выражение и культура, отношение с миром и обществом, инструментальность и технологический принцип. Не стоит забывать, что техника — это ничто другое Антропология этики: Человек 6 глава, как повышение мышечной силы нашего тела (машина), нашего сенсорного аппарата (разработка образов и звуков) и нашего мозга (информатика). Но тело — это еше и граница, символ нашей пространственно-временной ограниченности, и эта ограниченность, особо отмечаемая в экзистенциализме и персонализме, содержит в себе понятия боли, заболевания и погибели.

Из этого факта Антропология этики: Человек 6 глава вытекают принципиальные последствия как в этическом, так и в этико-медицинском плане. 1-ое благо, являющееся самым значимым для живого организма,—это жизнь. То, что разрушает жизнь, разрушает организм как такой, и это наибольший вред, который можно нанести организму. Только духовное и непознаваемое благо личности, благо моральное, может Антропология этики: Человек 6 глава быть чревато угрозой свободного жертвования жизнью. Физическую жизнь личности можно подвергать угрозы и косвенным образом приносить в жертву (совершение прямого убийства в таких случаях—дело других) только ради морального блага, которое затрагивает личность в целом, либо же для спасения других личностей, да и в этих случаях ответственность всегда ложится на Антропология этики: Человек 6 глава того, кто воспринимает решение об этой жертве и кто управляет этой ситуацией. Это бывает в случаях мученичества либо защиты собственных родных либо ближних от несправедливого агрессора.

***

Экология. Необходимо подчеркнуть, что если и принципиально признание моральной значимости природных компонент, независимо от их возможности приносить человеку какую-то пользу, то отрицание этой Антропология этики: Человек 6 глава концепции не должно приводить к обратной крайности — к наделению правами все природные сотворения. «Замена антропоцентризма более органической моделью «человек —окружающая среда», непременно, подкрепляется хвалебным намерением защитить окружающую среду и сохранить био обилие, но тут не следует доходить до бесплодного экстремизма. Предлагаемый отказ от антропоцентризма должен основываться на признании Антропология этики: Человек 6 глава того, что все жители биосферы наделены внутренне присущей им ценностью. К огорчению, схожее мнение имеет тенденцию к поддержанию требования полного воспрещения использования человеком созданий, стоящих на более низкой ступени развития, тогда как такое внедрение соответствует природному порядку вещей, в согласии с которым каждый вид в биосфере живет за счет других видов Антропология этики: Человек 6 глава».[1098] Подлинная неувязка состоит в том, чтоб установить, какую ценность следует приписать природным объектам и должна ли эта ценность рассматриваться как внутренне присущая этим объектам либо же считаться просто инструментальной.

Потому после такового, по необходимости лаконичного, но кропотливого рассмотрения данного вопроса, мы не можем уклониться от критики Антропология этики: Человек 6 глава предложений об отходе от антиантропоцентрических концепций. Чтоб верно сконструировать делему дела «человек—природа», никчемно и вредоносно стремиться к обоснованию новейшей этики, хорошей от этики классической. Еще продуктивнее расширить область классической этики на базе последних научных и культурных данных, не отказываясь при всем этом от признания роли человека. Он играет совсем необыкновенную роль Антропология этики: Человек 6 глава в мире, основанную сначала на глубочайшем онтологическом отличии его от остального творения, ибо духовный мир человека нельзя вывести из материи, что ставит его на еще более высочайший уровень. Но это приемущество не высвобождает eго от обязанности уважать природу, а, напротив, обязует к этому.

Возвращение к равновесию с Антропология этики: Человек 6 глава природой достигается не за счет уравнивания человека с другими созданиями, «но» методом конфигурации, сначала, его вида мышления и поведения в отношении всех других, нечеловеческих, созданий. Потому мы должны отторгнуть экстремистские притязания неких экофилософий и считать неотклонимой себе установку антропоцентрического креацинизма, подразумевая под ней философскую концепцию, в согласовании с которой Антропология этики: Человек 6 глава человеку отводится центральная и определяющая роль по отношению к остальной части творения. Подразумевая под этим умеренный тип антропоцентризма, который отводит человеку роль хранителя, налагающую на него огромную ответственность.

***

Наука.[1099] Спустя четыре века, с 1633 года, церковь приходит к пересмотру дела Галилея. Речь, конечно, не идет о возобновлении процесса, но об историческом Антропология этики: Человек 6 глава пересмотре и критичной оценке обстоятельности, которые привели к нему. Еретик, со стороны церковной церкви, защищал и доказывал коперникопскую теорию, делающую из Солнца центр, вокруг которого крутятся Земля и другие планетки и, как следует, отторгал птолемеевскую теорию, которая казалась более соответствует преданиям Ветхого Завета.

Его осуждение положило начало на Антропология этики: Человек 6 глава 1-ый взор неминуемого антагонизма меж наукой и религией, ангонизма, связанного с 2-мя разными по последней мере снаружи непримиримыми видения мира: видением, которое рассматривает его как духовный порядок, направленный на реализацию целей, предустановленных Божественным провидением, и видение, которое рассматривает его как огромный механизм, продукт естественных сил, подчиненный основанным на необходимости законам, делающим Антропология этики: Человек 6 глава из него нескончаемую цепь обстоятельств и следствий.

Антагонизм меж 2-мя этими концепциями привел, с одной стороны, к тому, что религия сосредоточилась на непримиримой защите собственной письменной традиции, а с другой, - к тому, что наука лицезрела в религии препятствие и преграду для собственных исследовательских работ, произвольную и магическую систему верований Антропология этики: Человек 6 глава, предназначенную судьбой быть ниспровергнутой ее открытиями.

Но в собственном стремлении принизить значение религии, дающей человеку веру и надежду на спасение, невзирая на угрожающие ему превратности судьбы, наука пробует взять на себя функции религии, выдвигая самое себя в качестве условия и основания людского спасения. Романтичный идеализм и позитивизм XIX Антропология этики: Человек 6 глава века были 2-мя самыми значительными попытками обретения этого спасения в ракурсе того механического и безразличного к человеку мира, который открыла наука.

Слово стало бытием, т.е. чего-то вроде божества, уже не непознаваемого и хорошего от самого мира (как в христианстве), но имманентного и ставшего мирским. Так, идеалисты гласили о Разуме Антропология этики: Человек 6 глава, который правит миром и направляет все к собственному собственному торжеству, позитивисты - о Материи, которая эволюционирует, производя все более совершенные вещи и существа; и одни, и другие лицезрели в истории людского рода неминуемый и фатальный прогресс, предопределенный к победе над злом и к осуществлению счастья. Форма абстрактной религиозности без ритуалов Антропология этики: Человек 6 глава и молитв и потому без способности личного дела меж человеком и галлактическим началом, стремилась, таким макаром, поменять подлинную религиозность.

Две мировые войны, последовавшие вереницей в нашем столетии, неизменные социальные и политические конфликты, философская критика и сам переворот, который испытала наука, разрушили веру в этот прогресс, казавшийся новым божеством современности Антропология этики: Человек 6 глава. Но крушение этой веры оставило бы только пустыню отчаяния, если б оно не сопровождалось новым открытием человека. Чем больше господствующие социальные структуры и интересы пробовали подчинить человека абстрактным сущностям, таким, как разум и материя, либо класс, либо само население земли, тем больше противодействовал человек, возвращая для Антропология этики: Человек 6 глава себя свою определенную и историческую природу и собственный нрав автономной личности, требующей от общества, где он живет, того же самого почтения, которое он имеет по отношению к нему.


antuan-de-sent-ekzyuperi.html
antudopungovie-meropruyatuya.html
anuradhapura-drevnyaya-stolica-cejlona-nadezhda-ionina-100-velikih-gorodov-mira.html